Прочитано: 4 902

Станислав Чернышевич поблагодарил Евгению Уваркину за реакцию на проблему с забором вокруг липецкого Пединститута

ЯНеделю назад Заслуженный артист Станислав Чернышевич показал общественности острые пики нового металлического забора вокруг липецкого пединститута. А после написал липецкому мэру Евгении Уваркиной письмо, что считает такой забор не только опасным для граждан, которые по нелепой случайности захотят через него перебраться, но и неуважением к студентам, которых руководитель учебного заведения Нина Федина пытается превратить в заключенных в центре города!
- Забор вокруг пединститута — это беспрецедентная невероятная дикость, — говорит Станислав, показывая картинки ведущих университетов мира Кембриджа и Оксфорда. — Когда я учился в Англии, нас возили на экскурсию в один из этих университетов. Никаких заборов, полная открытость, хотя Англия одна из стран, где антитеррористические акции доходят до маразма, а ведь, именно, ответом на возможные террористические угрозы руководствовалась Федина, когда вбухивала четыре миллиона в это ограждение.

Пед еще

Пед

Особенно жестокими выглядят наточенные пики этого фединского забора. Как будто Федина действительно думает, что террористы настолько глупые, что полезут через него вспарывать себе животы. Любому понятно, что они начнут с того, что пойдут в пединститут через парадный вход, отстреливая по пути всех сторожей, которых встретят. А вот полезть через эти острые пики могут граждане, которые находятся в пьяном виде, или те, которые бегут от какой-то опасности, например, атакованные ночными хулиганами. Есть яркий пример, как один воронежец полез через такой забор и проткнул себе нижнюю челюсть такой пикой. И виновата в этом такая же воронежская Федина. Которая прежде чем точить пики на заборе, должна сто раз подумать, а не попадет ли на них какой-то ребенок или просто гражданин, перебравший пива на артамоновско-уваркинском пивном фестивале.

1522592353

Два дня назад я разговаривал с бывшим начальником Управления по борьбе с организованной преступностью Сергеем Валетовым и он вспомнил случай, как вокруг школы № 12 поставили такой же забор. И в город забежали с леса два оленя. Один из них перепрыгнул забор, а второй не смог и напоролся на острые пики. Так и погиб красавец олень с ветвистыми рогами, и Валетов лично приезжал на место происшествия, смотрел, как его поднимали краном, а вокруг были гигантские лужи крови.

Оксфорд

Кембридж

Еще я указал Жене на нарушения пожарной безопасности. Допустим в пединститут падает бомба, здание начинает крошиться, гореть и падать. Как могут быстро спастись студенты, если периметр огорожен забором? Только пытаясь перемахнуть через забор, так как на выходе сразу будет пробка.

К тому же, я проходил службу в пожарной охране города Москвы и знаю, что дым настолько одурманивает людей, что голова реально перестает работать, и человеку начинает бить в голову только одна мысль — бежать на свежий воздух из замкнутого пространства и замкнутого периметра.

Приведу один пример, как я помогал спасать людей в горящем дворце спорта ‘Звездный’. Я даже сохранил вырезку из газеты 1999 года, но криворукие липецкие журналисты не вставили в нее мое имя, а просто написали, что была эвакуация 400 зрителей из-за густого дыма.

Газета

А дело было так. В ноябре 1999 года мы обратились к директору липецкого ДС ‘Звездный’, с просьбой отдать нам ледовую площадку под концерт в честь международного дня студента, где главной звездой должна быть липецкая певица Катя Смородина. Директор по имени Василий Рябых потребовал предварительную оплату, но я убедил его потерпеть, пока продадутся билеты, и оставил в залог свою довольно дорогую гитару ‘Фендер-Стратокастер’. Он так и побрел с ней в свой кабинет вместо денег за аренду.

В эти же дни на меня вышел местный шоумэн Олег Сидоров, который стал требовать уступить ему зал для концерта в честь нового партийного блока ‘Единство’ — потом из него слепили партию ‘Единая Россия’. Единство придумал Борис Березовский, который пригласил в него ведущих российских политиков и Сидоров вел себя довольно нагло, почти шантажируя нас, что у него концерт поважнее. Его расчет был правильным — два концерта за одну неделю — это прогар для второго. Народ просто не пойдет!

Когда я сказал ему, что никто ему ничего не уступит, наши афиши стали сдирать и вообще мешать нам и размещением рекламы в газетах и другими мелкими пакостями, вплоть до давления чиновников.

Помог бывший чиновник Прокофьев, который курировал дворец спорта. Он так и сказал мне — посылай всех куда подальше. Но директор Рябых обиделся, что мы не дали ему предоплату и отключил во дворце спорта тепло. А как ее дать, если концерт стал почти благотворительным, так как, понимая, что концерт на грани провала из-за отсутствия содранных рекламных афиш, мы стали запускать студентов без билетов, просто собирая их на улице.

И мы провели этот концерт при жутком холоде на льду, покрытом деревянным настилом. Было очень весело, особенно дала жару группа ‘Кобер-зона’. После выступления они нахамили какому-то милиционеру и вызванный им ОМОН начал месить их дубинками буквально вбивая в пол. Но они только смеялись в ответ — настоящие панки. Катя Смородина тоже выступила великолепно, мы даже сшили ей костюм за три тысячи рублей из материала под змеиную кожу, чтобы она была неотразима. Я наскреб деньги и выкупил у Рябых гитару, хотя за то, что он отключил тепло на концерте, не надо было давать ни копейки.

А через несколько дней Олег Сидоров стал проводить свой концерт в честь политического блока ‘Единство’, пригласив ди-джея Грува. Но похоже Сидоров тоже не дал директору дворца спорта ‘Звездный’ предоплату, так как во время концерта начался пожар. Мы с Мишей Пищулиным пошли посмотреть на этот концерт, чтобы сравнить, что Олег там сделает лучше, чем у нас. Но когда пошел дым от пожара по всему залу, я сказал Мише, что надо пробираться к выходу, так как у меня после службы а армии нюх на такие вещи. Остальной народ также почувствовал опасность и начал вставать с мест и идти к выходу, но не быстро и без паники.

И вот на выходе я увидел, как охранник не выпускает никого без контрмарки, из-за чего выход оказался заблокирован, то есть люди надеялись вернуться и становились в очередь, чтобы получить эту контрмарку. А так как была открыта только одна единственная дверь, я быстро подошел к охраннику и начал командовать, чтобы он не делал затор, ведь, если все надышатся дымом, то могут остаться лежать там же на полу.

Хорошо парень оказался сообразительным и я стал обращаться к толпе выбегать, как можно быстрее. Так и спаслось много человек, а газетчики скрыли мою заслугу, хотя если бы я не дернул охранника за рукав с его контрмарками, через минуту была бы ужасная пробка и густой дым отравил бы почти всех. В другой стране мне бы повесили на шею медаль с надписью ‘За сообразительность на пожаре’. Но в Липецке все делается через зад. Примером может быть история про начальника управления внутренней политики Зенкова, которого Женя Уваркина на днях отправила в отставку.

В 2018 году министр культуры Южной Осетии Жанна Зассеева обратилась к липецкому мэру Иванову с письмом, чтобы мне и моим друзьям Эдику Беспяткину и Мише Пищулину помогли добраться до Цхинвала. Мы были приглашены на празднование Дня независимости этой страны, но не знали, что в честь нас дадут концерт с салютом прямо на городской площади. Также нас наградили там почетным званием Заслуженные артисты.

Письмо из Южной Осетии на Иванова было официальным, но мэр был в отъезде в Германии и оно оказалось на столе у его заместителя Аверова. А бюрократ Аверов посчитал, что лучше отдать его в управление внутренней политики Зенкову.

Письмо

Зенков пришел во власть с НЛМК. Отнесся он к просьбе Правительства Южной Осетии с неуважением и нам пришлось искать деньги на поездку самим. Хорошо выручил Заслуженный тренер России Илья Яскевич, повез нас на своей машине. Это был абсолютный маразм — на мэра приходит письмо, где дают понять, что артисты приглашены официально, а город не дает денег, каких-то шестьдесят тысяч рублей.

Потом перед самой поездкой примчался Зенков на машине за два миллиона и сказал, что мэрия Липецка решила подарить народу Южной Осетии книжки о Липецке с фотографиями в количестве нескольких штук. И это вместо компьютеров для осетинских детей, которые дала бы любая другая нормальная власть.

Ну а когда мы вернулись из Цхинвала, узнали, что Евгений Зенков получил грамоту от Федерального агенства по делам национальностей за укрепление мира и согласия между народами.

Я буквально округлил глаза от увиденного. За то, что Зенков полностью проигнорировал просьбу осетин, за то, что мы десять лет ездили в Цхинвал и поддерживали эту страну во время агрессии и укрепляли мир и согласие между Россией и Южной Осетии, ему дали грамоту. Чудеса да и только!

А потом мы еще узнали, что статью с заметкой о нашей поездке в Цхинвал, где было интервью Жанный Зассеевой, сняли с сайта Липецкой газеты. Я сходил к сестре мэра Жени Уваркиной Лене Латышевой и она позвонила министру культуры Южной Осетии и извинилась за это безобразие.

Чиновники нанесли осетинам реальное оскорбление, не приняв во внимание их официальное письмо в поддержке поездки, где двоим гражданам из Липецка присваивали государственные награды.

Сейчас идет скандал, что Аверов использует машину, купленную для экономической зоны, в личных целях — роскошный Мерседес. А нам ничего не дал, отсюда вопрос, а нужен ли нам такой заместитель губернатора? И не провести ли нам митинг за его увольнение на радость всему прогрессивному человечеству?

А тушение пожара во дворце спорта ‘Звездный’ липецкими пожарными, действительно, было не профессиональным — крыша горела и тлела несколько дней. У меня есть друг по армии в пожарке Олег Дерр, он сейчас работает на стоянке напротив липецкой прокуратуры на Зегеля, так он спас ребенка, вытащив его в Москве из огня из горящей квартиры. Он подтвердит, что главное при пожаре — это возможность быстро выскочить на воздух, на открытый периметр. При пожаре в пединституте, такой возможности забор студентам не даст — задымление будет гнать их на острые пики забора. К тому же я не увидел там гидрантов и пожарных щитов на стенах на улице. Вопиющая безалаберность, и мне прислали письмо, что липецкое МЧС будет инспектировать там пожарную безопасность, но главное, чтобы не приехали коррупционеры, которые за взятки подпишут что хочешь.
Мы

Мы еще

Мы еще еще
На фото: Станислав Чернышевич с друзьями в пожарке Москвы во время прохождения службы.

Кстати, в ответ на мое письмо мэру откликнулся главный архитектор Михаил Бушин. Прислал мне зачем то какие-то схемы вокруг пединститута, в качестве доказательства, что забор установлен по закону и по требованию СанПИН.

Письмо

Письмо 2

Письмо 3

Не знаю, почему Бушин прислал мне столь подробный отчет, я ведь не прокурор. Но на самом деле, именно, деятельность Бушина, как чиновника, мне симпатизирует — нормальный парень, может раскроет свой талант управленца. Я ставлю его деятельность на уровень деятельности Аси Франценюк, которая тоже мне нравится, как чиновник своей доступностью.

Но на его ответ я скажу так — вид забора вокруг пединститута сильно уродует город, да и сам министр образования выступал в СМИ, где просил не ставить заборы вокруг университетов. Понятное дело, что за такими заборами, как в тюрьме студенты научных открытий не сделают. Да и вообще я думаю, Федина больше думает о себе и о стоянке для машин для своих ближайших подчиненных. Оттяпать половину центра города и огородить забором — кто дал ей такое право?

Статья

И вот вчера 21 ноября после письма Бушина был дан ответ на мое письмо от самой Жени Уваркиной. Она выставила его на сайте администрации, где слово в слово повторила мои мысли про заборы и студентов. Молодец Женя! Давай снеси забор вокруг педа, освободи будущих ученых и педагогов от учебы взаперти. Их полет мыслей должен быть свободным с самого начала!

Запись опубликована в рубрике 2020. Добавьте в закладки постоянную ссылку.